(с огромной примесью самолюбования и популизма)

Не знаю кто как, а я в школу ходил потому, что в школу ходить — нужно. Было нужно. Кому нужно? Зачем? Почему? Именно с появлением этих вопросов в школу я ходить начал реже и хуже. В институте вроде как нужно было учиться. Но в попытке ответить саму себе на вопросы типа чему учиться, у кого, зачем? я не стал умным или начитанным. Не знаю как с глупостью и холуйством, но вуз я вполне определенно стал посещать все реже и реже. На работе вот опять же — ну нужно приходить к н часам хоть ты тресни. Зачем? Кому? Почему? — вновь спросил я самого себя и поменял работу. А друзья? Их ведь нужно беречь, понимать и помогать. И снова те же три вопроса.


И по всему выходит что я — неучь, раздолбай и сибарит. Не знаю элементарных вещей, не знаю механизм работы человеческого глаза, в случае чего за помощью обратиться ни к кому не смогу, да и вообще — не женат, детей нет. Всяко ясно, что где-то я ошибся, где-то накосячил. И ладно бы я хоть с гордость мог возразить: «Зато я счастлив!» — так нет же. Не могу я так возразить. Потому что черт его знает, счастлив я или нет. То есть, бывает хорошо, бывает плохо, бывает никак — по-разному бывает. 

И вроде бы разобрались. Но вот одно осталось непонятным. Как же это я, такой неуч, получил красный диплом, обучаясь на бюджете? Почему же у меня, раздолбая, ежемесячный доход позволяет практически любые вольности и слабости? Зачем же ко мне, к сибариту, постоянно обращаются за помощью? Для чего мне, пофигисту, регулярно жалуются, изливают душу многие люди?

Вот о чем я думал, пытаясь понять для себя, что же такое за зверь это — дисциплина. И вот к каким умозаключениям я пришел. Скажу сразу, слова для этого я подобрал не самые изящные, как на слух, так и на глаз.

В любом коллективе есть две основы: процессор и есть контроллер. Лидер и руководитель, если хотите. Или лейтенат и сержант. И если первый ставит задачи, то второй — определяет пути их достижения и регулирует сам процесс. И если между ними мир и порядок — то дело, любое дело, побудет процветать. Если некорректно работает контроллер, то дело утонет в нерешенных задачах, отложенных решениях, пропущенных моментах и прочем художественном беспорядке. Если же некорректно работает процессор, то дела просто не будет. Будет конвейерная лента закрытого завода. Это может быть прекрасная лента, с последним ПО, с идеально подогнанными элементами. Но — если завод закрыт, то лента будет ездить вхолостую, по кругу. Будет прекрасный, подобный Аполлону человек в коматозном состоянии. 

Так и от всех этих рутинно-обязательных стадий жизни остается ощущение коматозника. Может кому-то, где-то и года-то понадобились эти структуры, может быть даже какое-то время они и проработали, но я, к великому сожалению, ни те времена, ни тех людей не застал. 

Самый яркий пример — введение ЕГЭ. Хорошая идея, относительно хорошая реализация, а на выходе — бредятина какая-то. Ведь до ЕГЭ выпускные экзамены и поступление в вуз были зримым подтверждением того, чему ребенка на самом деле научила школа — социализации, адаптивных и коммуникативных навыков, умению зарабатывать и инвестировать социальный капитал. Не зря ведь у нас над ботаниками и задротами издевались все, кому не лень — они по глупости своей не только изучали науки, что не так плохо само по себе — хорошо даже, но они еще и следовали дисциплине. И это почему-то презиралось. А обаятельные раздолбаи, с которыми приятно общаться, спортсмены и красавицы, на которых приятно смотреть, чудики и приколисты, за которыми всегда интересно смотреть — они с легкостью проходили все тернии образовательныхпроцессов и учились совсем иным вещам. И теперь последних 10 лет учат одному, а в результате спрашивают совсем о другом, а первых с полной иллюзией правильности их подхода и тотальной неспособностью в мир встроиться выпускают в этот недружелюбный мир. Зачем эта система, которая не учит, но спрашивает? Почему эта система готовит нас и будет готовить наших детей не к тому, с чем мы столкнемся в жизни? Для кого в результате будут полезны эти нововведения? Точно так же можно обсудить и вузы, но, думаю, моя мысль уже понятна.

И ведь забавно получается, да? Эти вопросы я начал задавать по одной простой причине — я очень любил учиться. Но я такой был далеко не единственный. Ни в школе, ни в институте, ни в университете. А значит не я один пришел к таким выводам. И ведь не я один это понимаю, и даже не какая-нибудь могучая кучка, но ситуация не меняеться. И понятно даже, что раз она не меняется, то в этом заинтересованы те люди, чьи интересы могут представлять вес. Но вот чего мне искренне непонятно, так это того, что неработающая система образования и полное отсутствие организованной и эффективной социальной политики кому-то эффективнее и выгоднее обратной ситуации.

Я понимаю, что есть огромное количество уточняющих факторов. Но в базовом своем варианте вопрос звучит именно так, и только ответив на него можно конструктивно решать индивидуальные его проявления. Так же как без честного ответа на вопрос о взаимной любви глупо решать частные конфликты в отношениях молодой пары (и о взаимном уважении — для уже не такой молодой пары)

С другой стороны, каждый мне может возразить, что на кухне каждый — великий политик, и со стороны критиковать всегда проще. На что я резонно отвечу, что грязный пол в гостях не становится менее грязным. И тут любители аналогий и ассоциаций могут вспомнить о классическом примере очень умного совета врачу «Болеет? Так вылечить его!». И тут я не поспорю — не стану я, да и никто другой, учить врача лечить людей. Но это есть другие врачи. Но я, так уж вышло, не врач. Я — политолог.