Качество

Несколько лет назад я купил себе кожаный диван. Большой, коричневый, угловой — словом, как раз такой, какой мне всегда и хотелось. И этот диван стоит у меня до сих пор. Но за годы обладания им вскрылось несколько удивительных нюансов.
Во-первых, на нем нельзя спать просто так. Нужно быть либо смертельно уставшим, либо сильно пьяным, либо стилить под простынь покрывало. Иначе кожа моя прилипает к коже дивана, простынь ездит по дивану как по льду, и качество сна оказывается таким, что лучше уж бы и вовсе не спал. Зато — солидно.
Во-вторых, к нему нельзя прикладывать значимые усилия. Не знаю я, как сказать это более вежливо, но — скрипит он в таких ситуациях аки проклятый. Даже просто поелозить по нему, повертеться-поустраиваться — уже шуму много. А разбираться его? Так это же сигнализация для всей квартиры: «Внимание-внимание! Передает диван! Сейчас, в ночь с энного на энэннное, равно в как поздно часов времени, подлый Анатолий Юрьевич вероломно и без предупреждений укладывается спать!» Зато — красиво.
В-третьих, на его разбор в полноценное для сна состояние требуется недюженная сила. И уже не попросишь очаровательных представительниц слабого пола «приготовить постель» — только сам, только хардкор. Как будто диван в сговоре с моими родными и близкими организовал фронт борьбы с моей ленью. Зато — такой, как хотел.
Вот так вот и живу — с красивым, солидным и таким как хотелось диваном. И большая часть вещей, меня окружающих — такие вот диваны. И в людях они попадаются, и домашних питомцах даже. Все — такое как хотелось, даже не придерешься. Но — с таким количеством внезапно вскрывающихся милых сердцу нюансов, что иногда хочется схватиться за голову и у самого себя спросить: ‘да что же ты, дурак, делаешь?!»Схватишь за голову, спросишь, а через неделю — покупаешь айфон… 
Может быть, с моими желаниями что-то не так? Но ведь у каждого, кого я более-менее хорошо знаю, ситуация точно такая же. И девушек так выбирают, и партнеров — что уж говорить о бытовых вещах. Кто-то машину себя возьмет представительского класса в ужасающий кредит, кто-то купит именно те туфли за 40к… И значит, не только с моими желаниями косяк выходит. 
Так может это я с такими людьми общаюсь? Мол, подобное к подобному? Вполне может быть. Но даже у совершенно посторонних людей я нужного эффекта не наблюдал. Может быть искать счастья, комфорта и уверенности не вовне искать нужно? А желания эти все — от дьявола?
Допустим, что так. Добро пожаловать в Советский Союз. У тебя точно будет все, что есть у всех. Радуйся и не отвлекайся от самосовершенствования в наилучших для этого спартанских условиях. Все — качественное. Относительно, но все-таки. Все — дешевое или бесплатное. Но — этого всего мало. Не реализовать твои желания, да и самим желаниям искусов не так много — откуда им взяться, если все у всех и всего мало? Но — чертов Маркс! — история наглядно показала, к чему стремится общество ограниченного потребления. 
Вот и получается очередной виток самопостижения, на котором желания наносные соизмеряются с желаниями истинными, сами мы учимся делать ограниченно рациональный выбор, а окружающее нас пространство действительно начинает преображаться в соответствии с нашей личностью, а не каталогами Икеи. Только вот есть одна проблемка — подобным образом развитый индивид из системы массового общественного потребления исключается. Уменьшение ВВП, рост инфляции, меньшая зависимость от работодателя, большая социальная раздробленность (и меньшая, как следствие, подконтрольность), повышенные требования к качеству не только продукта, но и его составных элементов — вот к каким жертвам приводит умение покупать не то, что круто, а то, что нужно и удобно, что будет доставлять удовольствие не пять минут после покупки, а весь свой срок службы.
Постоишь в пробке, подумаешь об этом, и уже не так странно воспринимается вся эта чертовщина с системой образования — ведь обладающий вкусом, стилем и осознанным пониманием собственных желаний человек как структурная единица любой системы бесполезен — вместо практических навыков он приобретал вкус, вместо трудового опыта — стиль, вместо интегрирования в дисциплинарную управленческую схему вырабатывал осознанность, да и по устремлениям метит никак не на безмолвного исполнителя чужих указаний. А указывающих у нас и так — много (хоть все и воют от тотального недостатка хороших руководителей), делиться они своими полномочиями не хотят (и никто по своей воле не захочет, для этого и создаются ротационные механизмы), а что после них будет — не особенно важно (ведь для подобных мыслей нужна годами воспитываемая осознанность, а не слепое следование системным правилам — общепринято главный залог достижения полномочий). 
Я понимаю, что человек всегда стремится к лучшему (в лучшем варианте), или к большему (что чаще), и что любой ученый с любым врачем, педагогом и рабочим могут неслабо так повздорить на тему «кому на Руси жить хорошо», но вот чего я не понимаю, так это производителей. Наняли дизайнеров, которые ненавидят дизайн вообще и мебель в частности, заплатили рабочим, которые ни процесс работы, ни результат ее на дух не воспринимают, договорились с продавцами — и вуаля! За много денег я получаю идеально соответствующий моим представления о кожаных диванах продукт отечественного мебельстроя. И какой! Ведь всего один коричневый скрипящий диван — а как много за ним скрывается…