Я слышал разные мнения на счет этого фильма. Кто-то плакал от счастья, кто-то называл этот фильм совершенством, а кто-то и вовсе собирался убивать тех, кому этот фильм понравился недостаточно сильно. Поэтому посчитал необходимым составить и свое мнение.

Если без шуток — фильм хорош. Он хорош всем — и актерским составом, и операторской работой, и спец. эффектами, и звуковым рядом. И говорить об этом в очередной раз мне кажется странным. Я (как, впрочем, и абсолютное большинство моих знакомых) настоятельно рекомендую этот фильм посмотреть.

“Зачем же ты тогда пишешь это?” — спросит меня не лишенный логики читатель, — “Все это мы уже читалислышали!” И я с ним соглашусь. Я начал писать этот пост не потому, что мне захотелось в очередной раз похвалить этот чудесный фильм, а потому, что его просмотр заставил меня задуматься.


По факту, нам показали производственную драму. Да, высокобюджетную. Да, с шикарной графикой. Да, со звездным составом. Но по своей композиции мало отличающуюся от любого советского фильма о трудовых буднях трактариста, пекаря, сталевара или иного трудового человека. Да, с элитарной темой. Да, с идеально выверенным ритмом. Да, с годами наработанными приемами выдавливания слезы. Но если вы замените космонавтов на колонистов, а доктор Стоун приземлится на поверхность, к примеру, Альфы Центавра, или космос на тундру, а корабль на упряжку с лайками — ничего не изменится.


Я привык к тому, что Советский Союз хают. Называют совком. Рассказывают о расстрелах и ссылках. Говорят, что великая победа была вопреки. Что нельзя им гордится. Возможно. Мне не особенно важен этот вопрос. Но в моем (исключительно идеализированном, разумеется) восприятии дипломированного политолога именно такие фильмы снимались бы на Мосфильме сейчас, если бы…

PS Да, я вроде как не собирался хвалить этот фильм еще больше, но — не могу удержаться. Мне не довелось посмотреть этот фильм в 3D, но в тот момент, когда доктор Стоун закрутилась на тросе вокруг срезанного космическим мусором куска спутника, я, боящийся высоты человек, испуганно подался вперед и, кажется, забыл о том, что нужно дышать.