Не важно, из чего складывается обида – из неоправданных ли ожиданий, из чужих ошибок ли, из собственных ли, да хоть из дурного настроения. Это не важно. Так же, как не важная причина убийства близкого человека. Важно то, что это больно, это по настоящему, это оставляет след. И, что еще важнее, это происходит постоянно – кто-то обижается на нас, на кого-то обижаемся мы, рядом всегда есть обиженные на другого, других и другое. И мы идем по жизни, бесцельно в принципе, не зная даже конечно остановки, зная лишь о том, что она обязательно будет, и на протяжении всего пути мы получаем эти шрамы. Не шрамы даже, а так – шрамики. Как набивка рук и ног в единоборствах, как растяжка мышц в гимнастике, как вызубривание бесполезных материалов в учебе. И тем самым мы становимся сильнее. У нас повышается болевой порог.


И все вроде как правильно. Да вот одна незадача – как нелепо спаринговаться олимпийскому чемпиону и новичку-первогодке, так же странно и неказисто складывается общение людей с разным «уровнем» этой самой закаленности. И если эти люди – родители и дети, то тут все просто и понятно. Но даже в этом случае дети взрослеют, поднимают свой уровень, и привычная, сложившаяся система взаимоотношений, иерархия социальной группы если хотите, начинает меняться. Что не нравится тем, кто занимает в ней более высокое положение – т.е. родителям. Или, что реже случается, но таки бывает – избалованным детям, которые внезапно сталкиваются с желанием родителей включить в свой маленький мир еще что-то помимо своего ненаглядного чада. Но «низы» этой иерархии сталкиваются с еще большей проблемой – они проходят весь путь от блаженного неведения к воинствующему бунту через болезненное осознание. И это – тот еще путь. 

Или в отношениях между парнем и девушкой – цветочные период закончился, начались суровые будни. А что по факту? Установилась иерархия. И то, что эта иерархия чаще не нравится женщинам – миф. Мужчины просто редко публично распространяются о том, что в своей семье занимают положение равно посередине межу котом и половой тряпкой. По крайней мере, трезвые. А пьяные – редко оформляют свои мысли в читабельный-слушаемый материал.

Или в отношениях друзей. Интерес и любопытство от общения с новым человеком в первые эпизоды общения мобилизуют человека, и тот меньше внимания уделяет самому себе. Но через несколько встреч наступает закономерное привыкание, за ним – расслабление, и понимание того, что этому расслаблению мешает. А мешает – он, друг-товарищ, нагло нарушающий личное пространство, посягающий на зону комфорта и вообще ведущий себя не так. Как это «так», кстати, вообще мало кто способен оформлено выразить. И вот эти люди, в попытке обрести привычный комфорт, быстро приходят к иерархии отношений. 

Или на работе – все тебя проверяют, никто тебе не доверяет, кто-то держится вежливо, кто-то агрессивно, но все – все! – испытывают негатив от «хер знает кого». И если этот хер –красивая девушка, то сексуальное влечение достаточно быстро превозмогает негатив. Если он – большой и сильный мужик, то справится с негативом помогает инстинкт самосохранения. 
Но во всех случаях все стороны процесса проходят через боль и обиду, через разность «болевого порога» и самого отношения к боли. И в свыкании с ней, в преодолении ее, в подчинении ей и появляются отношения. 

А вы говорите: «Любовь, судьба, уважение»…