Я — не нацист. Я совсем не нацист. Я успел пожить и в Ташкенте, и в Казани, и в Бишкеке, и в Ижевске — везде встречались мне и приятные, и не приятные люди. Но когда я пытался понять на сайте аэропорта Внуково, с какого же мне терминала нужно вылетать в Стамбул, я прямо таки почувствовал себя ультра правым. Я увидел, что из четырех терминалов обычному населению доступные два, богатому населению еще один, и четвертый терминал не доступен вообще. Закрыт. С маленьким уточнением — «обслуживает внутрироссийские рейсы с Северного Кавказа». Отдельный, черт возьми, терминал! Для прибывающих с Кавказа рейсов. Но первое и яркое возмущение были недолгими. И кончились после того, как я обратил внимание на… назовем это безопасностью.

Во-первых, из огромного количества входов с пластиковыми разъезжающимися дверями (не меньше десятка) функционировал только один вход. Сразу после которого в опорожненном лентами периметре досматривались вещи и всех вежливо но настойчиво просили пройти через рамку металлодетектора. После, спустя короткий путь от табло до стоек с регистрацией — сдача вещей в багаж и первые осмотр загран. паспортов. После — зеленый коридор, где эти паспорта осматривали еще внимательнее. После — детальный досмотр личных вещей и ручной клади, где мне потребовалось снять ремень и наушники, куртку и сумку с документами, и в буквальном смысле в джинсах, рубашке и носках пройти через рамку. После этого — ожидание в более цивилизованной зоне duty free, но и там на моих глаза к сидящему напротив индусу подошел полицейский и от незнания английского жестами попросил (это фигура речи, к просьбе происходящее имело весьма отдаленное отношение) того открыть рюкзак. После чего полицейский увел его с собой. 
Так к чему я все это? Отдельный терминал — не следствие привелигированности, а как раз наоборот, как мне показалось. В игре Democracy 3 была возможность принять закон, разрещающий полиции использовать расу как один из профильных критериев предварительной оценки подозреваемых. Принятие этого закона вызывало бурю возмущения среди либералов, но весьма солидно снижало этническую приступность. Видимо, здесь мы имеем тот же случай, ведь действительно тщательный досмотр каждого человека посто парализовал бы работу аэропорта (я наблюдал это в штатах в 2008, где меня, к примеру, просили достать аккамулятор из ноута).
И — да, спустя пять минут индус вернулся. Живой и здоровый. И хотя и не заглядывал ему в кошелек, лицо у него не вызывало озабоченности, злости и недоумения. 
PS Яндекс.Такси предложил мне добраться от Мосрентгена до Внуково (11 км без пробок в первой половине буднего дня) с Русским Такси. Водитель действительно говорил без акцента, но говорил постоянно, неприятно и с обильными однообразными матюгами. Поездка встала мне в 1900 рублей, по словам водителя (потому что никакого планшета с служебным терминалом, демонстрирующим и маршрут, и текущую стоимость, в салоне не наблюдалось), но он предложил договориться до 1500. Я удивился — ведь в этой системе расчет стоимости происходит централизовано — и из интереса согласился. Не знаю, что делал таксист, привычного смс со стоимостью поездки я так и не получил, так же как и привычного предложения оценить качество работы. Спустя 20 минут мне позвонили, представились службой проверки качества и спросили, сколько я заплатил. Интересно, какие санкции ожидают этого таксиста? 

PPS Внуково щедро предлагает своим гостям бесплатный вайфай. Скайп и вконтакт с ним вполне работают, а вот отправить пост через blogger app не получается.