Чем дальше, тем больше есть вещей, которыми мне нравится заниматься. И тем меньше времени на них остается. В один прекрасный момент я задумался о причинах этого, и сделанный вывод мне не понравился.

Я научился быть успешным в том, чем занимаюсь, и получать удовольствие не только от результата, но и от процесса. Я научился радоваться окружающим меня людям и дарить им кусочек счастья в ответ. Я даже научился не возмущаться при первом подозрении в моей нелучшести, не дрожать ногами при намеке на агрессию и бить в лицо. Но я так и не научился выкидывать из собственной жизни всяческое налипшее дерьмо, что тянется шлейфом с бог знает каких пор.

Как и мои родители, бережно хранящие 180ую рваную рубашку — ведь может тряпка понадобится, я продолжают читать, смотреть, слушать и делать не то, что мне нужно или интересно сейчас, а то, что было таковым когда-то. И вот из-за таких вещей времени и не остается. А из-за таких людей не остается сил.

Но память беспощадна. Забыть всю радость, счастье, прелесть от ставшего нынче мусором — не получается. И я прекрасно понимаю, что на смену тому, что получится выбросить, придут не пони с магией дружбы. А опыт и вовсе подсказывает, что я променяю приятные мне вещи на много часов дополнительного тяжелого и утомительного труда. Но ведь каждый человек рано или поздно начинает хотеть не потреблять, а создавать? Создавать не шлак, а хорошие вещи? Вкладываться душой? Спрашивать с себя о сделанном?

Одна из немногих вещей, что я постараюсь никогда не потерять — детская, глупая и иррациональная вера в то, что это действительно так. Для каждого. А то, что кто- то не смог, устал, свернул — не страшно. Ведь путь длинной в десятилетия без остановок не пройти. Отдохнут и пойдут дальше. А потом, в самом конце, когда уже некому и некуда будет спешить, мы встретимся, и у каждого найдется о чем рассказать с гордостью.