Причудливое сочетание нестекляного бизнес-центра и нежилого жилого дома аккурат напротив представительства республики Адыгея радует суетливых обитателей центра Москвы не только тем, что в двух местах перекрывает и без того узкий тротуар, но и тем, что каждые понедельник и пятницу выплескивает наружу сотни очевидно не имеющих русского гражданства людей. 

Узкие, вымощенные брусчаткой пешеходные дорожки вокруг адвокатских контор, консультационных центров и стекло-бетонных игл внезапно оказываются равномерно распределены между смуглыми женщинами в длинных юбках и цветастых платках, и вокруг каждой – десяток-полтора ребятни. И у каждого – по пластмассовому ведерку из под майонеза или селедки. Каждое такое ведерко оказывается на пути спешащих на обед или с обеда офисных служащих. Но уже к пяти вечера ручейки иностранной речи иссыхают. Где эти сотни женщин и тысячи детей сейчас? 

Несколько раз в месяц привычный уже рисунок неожиданно сменяется. Это всегда происходит в первую и третью пятницы месяца, и всегда – неожиданно. Вместо платков показываются черные вязаные шапки, вместо длинных юбок – спортивные штаны, и случайный прохожий внезапно оказывается в толпе из нескольких сотен крепких чернобородых мужчин, и у каждого – либо пакетик с предметами личной гигиены в руках, либо небольшой аккуратный коврик под мышкой.

И тех, и других объединяют три вещи: очевидное отсутствие русских генов в крови, системная периодичность и место, откуда они выплескиваются на улицы Белокаменной — Старый Толмачёвский переулок, дом 3.