Воскресенье, 11:43

Внезапно, именно я оказался световиком на спектакле Город Дураков. А ведь шел просто посмотреть детский спектакль, посмотреть на младших товарищей по театру… Естественно, зарядиться в рубку пришлось заранее, и до начала спектакля у меня были 10 минут времени, планшет и кружка с бурдой под названием нескафе — вот это все я решил употребить с пользой. 



Главная мысль, что не покидает меня последние два дня — это причина написания этих самых публично-дневниковых записей. Зачем? 

Да, в новом британском Холмсе (который с Камбербэтчем) Ватсону советуют вести онлайн-дневник чтобы преодолеть стресс. А я всегда любил писать. Есть какая-то магия в написанном слове, в написанной букве — и звуковой ряд, и образность, и смысловая наполненность… А обращение с написанным словом — навык, требующий тренировки. С каждой последующей записью я открываю для себя что-то новое. К примеру, именно это предложение я написал куда позже, чем сами тезисы к «зачем?». Может быть, это не выглядит чем-то выдающимся, но восприятие текста как контейнера, содержащего другие контейнеры было для меня откровением. 


Для того, что бы навык не терялся, требуются регулярные упражнения, но — о чем писать? Я не воевал, не совершал преступлений или научных открытий — моя жизнь кажется мне беспросветно обыденной. В 15 лет, каждый день влюбляясь в новую девушку, я каждый же день писал по стихотворению, но читать это, нужно признать, невозможно (кстати, нужно бы перечитать этот все и выбрать то, что достойно сохранения). Сейчас же я погряз в рутине бесконечной рефлексии на тему собственных неудач и поражений — взгляд сильно замылился. 

Но я действительно верю, что восприятие и бытие взаимозависимы, и то, что я вижу одну лишь рутину, не говорит о том, что в моей жизни только она и есть. Надо только уметь заметить, разглядеть… Регулярные вдумчивые обращения к собственным ощущениям не только дают мне повод к формализации их в тексте, но и позволяют заметить то, что обычно воспринимается впроброс и не идет в зачет ярких и сочных ощущений.


Да, умные друзья поделились информацией о том, что высказанное/обсужденное/описанное компенсирует тот стресс, о котором и говорится/обсуждается/пишется. А я очень часто испытывают стресс. И вообще (я закомплексованный, не реализовавшийся молодой парень, который постоянно нуждается в одобрении и признании со стороны других людей), и именно в данный момент (я, как вы могли заметить, бросаю курить, и дается мне это особенно тяжело). 

Да, я склонен к импульсивным, спонтанным действиям, и описание мысленного и чувственного пути, которые меня до этого действия довели, позволяет лучше понять себя. Более того, именно такие действия — по наитию, интуитивные — и сделали меня тем, кто я есть. Но отличить побуждение от эмоционального аффекта зачастую для меня невозможно: очень часто я не понимаю, что именно, почему и в адрес чего или кого я ощущаю. Да и вообще — я обобщаю, структурирую информацию о произошедшем, и оно уже — набор тэгов, лишенный живости и яркости, с часто искаженной хронологией и фактологией. 


Да, у меня нет человека, с которым я мог бы свободно и открыто обсудить все то, что пишу здесь. То есть, такой человек конечно же где-то есть, и это где-то скорее всего совсем даже близко, но — я о нем не знаю. Вообще, единственный способ открыться понастоящему, как мне кажется, этот открыться безадресно. Не зная роли своего собеседника, я не могу выбрать наиболее подходящую роль себе, и либо предстаю настоящим, либо прыгаю от роли к роли в разных записях. Разумеется, мой вариант — второй. 

Воскресенье, 13:02
Я не вижу совершеннолетних или несовершеннолетних девушек. Я вижу людей, у которых есть (или нет — тут уж кому повезло) грудь, бедра, грация. И такие люди, после обнаружения признаков сексуальности, получают тег «секс». Это не толкает меня на какие-то действия, но в восприятии конкретного человека может наступить диссонанс. А диссонанс в свою очередь, хоть и интересен целой бурей ощущений, но не дает четко эти ощущения отделить друг от друга и проследить их источники. То есть лишает осознанности. 


С одной стороны это, к примеру, хрупкая стройненькая девчоночка, с широкими глазами, стройными длинными ногами, в большую часть времени обтягивающей попу одежде. С другой стороны, это, к примеру, человек, отвечающий за комфортность твоего рабочего процесса. Малейшее отхождение от сурового протокола и вот — я уже вполне себе понимаю наилучший способ, которым данный человек может сделать мой рабочий процесс комфортнее. 

Воскресенье 14:07
Я хотел бы, чтобы жизнь была похожая а захватывающий рассказ. И как и в любом хорошем рассказе, есть время, которое нужно проскипать. Жаль, что для получения качественного, интересного сюжета проскипать мне нужно абсолютное большинство своей жизни.

Воскресенье, 14:25
Я часто обижаю людей. Тогда, когда я обижаю женщин, мне становится стыдно. И самым странным образом получается так, что обижаю я конкретную женщину одним — отказываясь от нее. Все остальное — не обида. От всего остального женщина сама себя отговорит, убедит в нужном и забудет ненужное.

Воскресенье, 14:40
Внезапно — забытый запах карбита на Академической, на съезде с Дмитрия Ульянова на Ремизова. Я помню его по Ташкенту. Мне было 4 года, и любимым развлечением было забраться в стоящие во дворе дома железнодорожные вагоны и что-нибудь от них отколупать. Но для этого нужна была отвертка, а моя мама ее давать отказывались наотрез. И если знакомые узбекские ребятишки не находили способа это отвертку получить — приходилось искать банки, наполнять их водой и взрывать, закладывая в них карбит. К слову, этим мелким белым камнем был усыпан весь двор. Бери не хочу.




Именно тогда я впервые узнал о национальностях. Я пришел в гости к своему другу. К его родителям, братьям и сестрам. Мы ведь жили в одном подъезде и играли в одном дворе. О том, что он был курдом, я узнал позже. Когда мама нашла у меня вшей устроила допрос с пристрастием. Как следователей, она установила состав преступления, и доходчиво — с помощью ремня — объяснила мне, что с курдами мне общаться не следует. А с кем еще мне было общаться в Ташкенте, если узбеки подчеркнуто избегали тех, кто в их столице не говорил на их языке? Только с другими русскими детьми, коих с каждым годом было все меньше и 
меньше. 



В нулевом классе я, уже умевший читать и писать по-русски и сильно этим гордившийся, внезапно узнал, что это неправильно, и нужно делать то же самое, но на узбекском. А по выходным — спасибо маме — на английском. Именно тогда меня отдали на карате. Потому что парень должен уметь себя защитить. 

Воскресенье, 15:36
+Alexey Kreshchuk — именинник, виновник торжества и просто хороший человек — собрал большую и приятную во всех отношениях компанию. И эта компания поделилась со мной выдающимся фактом: 30 лет выплат ипотеки за средненькую квартирку на окраине Москвы трейдятся на 8 лет в местах лишения свободы — наказание за кражу той самой суммы, что потребовалось бы 30 лет возвращать. 
Во-первых, это очевидный лайф-хак. Во-вторых, смех-смехом, но если это действительно так — это уже серьезный повод задуматься. В игромеханике, педагогике, дрессировке и иных дисциплинах встречается прекрасный термин — подкрепление поведения. Так вот это — ни что иное, как негативное подкрепление. Тебя наказывают, когда ты делаешь иначе. 

Воскресенье, 19:04
Вы замечали в метро отщепенцев? Тех людей, что в гордом одиночестве сидят, а по обе стороны — свободные места? И я не говорю о пьяницах, бомжах или особо агрессивных нефомалах вроде парня в полном латном доспехе — нет, я говорю о красивых, прилично одетых парнях и девушках. Знаете, что первое приходит мне на ум? От них пахнет. Вот что. Но я понимаю, что на самом деле это — не так, и что я сам не сажусь на свободные места совсем под другой причине. 

Воскресенье, 22:52
Заметил, что вокруг удивительно много сообщений типа «Решено!», «Теперь я…» и «Отныне — …». Интересно, а что конкретно делают эти люди для реализации своих решений?