1900 18.11.2013 — 1900 19.11.2013

На втором часу шестых суток узнал, что мой руководитель уже подготовил почву для моего увольнения. И эта подготовка проходила под кодовым названием «мне не нравится, как он работает». Эта новость привела меня в состояние контроллируемой ярости. Сразу же захотелось курить. Хорошо, что рядом были друзья — и приколами отвлекли, и сами того не понимая просто поддержали.


На четвертом часу шестых суток наконец-таки поел. Собрался было перед сном посмотреть свежую серию «Элементарно», но уже на десятой минуте почувствовал приближение мигрени. Вообще, курить я начал в 16 лет, на первом курсе института, и в это же время частота приступов мигрени моих сильно снизилась. Естественно, я долгое время считал, что это произошло именно благодаря сигаретам, но как оно есть на самом деле — неизвестно. Пришлось оперативно так заворачиваться в одеяло, что ни свет, ни звук не проникали — успел лишь набрать своей девушке. Хотел сказать ей, чтобы она не приходила, болею мол, но — она нажала на сброс после первого же гудка, а на осадный дозвон сил у меня уже не было.

На пятом часу шестых суток только что задремавшего меня разбудила пришедшая девушка. Сразу стало ясно, что решение лечь спать без анальгетиков было ошибочным. Позднее уже с удивлением вспомнил, что самым ярким и непривычным была особенно болезненная реакция на отраженный от потолка свет экрана планшета, отвёрнутого от меня. Ощущения были таки, будто бы в на солнце смотрю. Девушка принесла мне какое-то обезболивающее, и вскоре я провалился в сон.

На седьмом часу шестых суток проснулся. Без мигрени. Насквозь мокрый. Ужасно голодный. Быстро принял душ, попил молока, лег было спать — но заснуть не получалось. Спустя час бесплодных попыток сел за комп и до 6 утра помогал Священной Римской Империи привести к повиновению взбунтовавшиеся было после восстановления оной империи как суверенного государства провинции. Вообще, преклоняюсь перед творчеством Paradox’а. Параллельно с игрой епытался понять причины бессонницы и мигрени. Если второе я еще мог списать на серьезное злоупотребление кофеином (13 эспрессо), то первое — нет. Кофе никогда не мешал мне спать. Размышляя о внезапно вскрывшейся негативной характеристике собственной работы, подумал, что руководитель поступил правильно — ему нужно как минимум производить впечатление контроллирующего ситуацию. Внезапное увольнение одного из ключевых сотрудников может здорово подорвать боевой дух коллектива, а этого нельзя допускать. Приятнее мне от этой мысли не стало, но стало спокойнее. И уже записывая эти строчки мимоходом удивился тому, что внутренне даже не допускаю возможности того, что моей работе просто дали заслуженную негативную оценку. 

На тринадцатом часу шестых суток отлепил себя от постели и поехал на работу. То ли от стресса, то ли от недосыпа периодически закладывает уши. Пытаясь читать в метро «Бесов», понял, что в таком состоянии читать литературу — не вариант. И в раннеры играть на планшете — не вариант. Даже думать — не вариант. Единственным достойным действием в таком состоянии может быть сон, но спать нужно до работы, а не во время ее. 

На семнадцатом часу шестых суток в столовой услышал обрывок разговора двух своих руководителей. Чрезмерная мнительность сразу же подсказала, что говорят обо мне, и вместо приятного обеда в компании десятка классных коллег я получил двадцать минут скрытного прислушивания и обдумывания в компании десятка шумных, раздражающих людей. Какой-то гнилой трейд, не правда ли?

На двадцать втором часу шестых суток поймал себя на мысли об отсутствии мыслей и в очередной раз самому себе подтвердил правильность принятого решения. Записывая это, поразился — как же часто я все-таки испытываю необходимость что-то кому-то подтверждать или доказывать.