1900 21.11.2013 — 1900 22.11.2013
Эти сутки ознаменовались новой частью Голодных Игр, странной быстротечной лихорадкой, таки выкуренной сигаретой и ну просто феерическим собеседованием )
Первый час девятых суток начался скоростным десантом на теплый стан. Естественно, выезжая со Смоленской, я поехал не на Киевскую, а на Александровский Сад и вынужден был пересаживаться на Арбатской. Настроения этого не добавило. На Октябрьской, стоя в толчее, я почувствовал странное — резкое повышение температуры, сильную дрожь в ногах и руках. С трудом доехав до теплого стана, я за 5 минут добрался до Меги. Мне в этом помог преприятнейший дедушка на идеально отполированной черной волге. Он был толст, усат и обладал таким внутренним достоинством, что я сразу представил его исполняющим карточный долг адмиралом. Всю дорогу — т.е. все те 4 минуты, что мы ехали до Меги, я с замиранием сердца ждал, что он разрушит образ: включит отвратную музыку, начнет курить в машине, ругаться, говорить с акцентами или кричать в мобильник. Нет. Дядька продержался до самого конца. Достойный. Молчаливый. Идеальный. Прямо таки российский современный Альфред.

Третий час девятых суток начался просмотром вторых Голодных Игр. Жуткий расколбас, сотрясавший меня предыдущие два часа, не унялся даже после старбаксовских яблочной печеньки и аппельсинового латте. В вип-зале, куда я купил билеты, оказалось, что места наши совсем с краю, что проектор не настроен, что звук не откалиброван — к лихорадке добавились еще и сильное раздражение. Но спустя полчаса после начала фильма я забыл о всех невзгодах. А уж битва с обезьянами… Из странных мыслей, что посещали меня весь фильм, нельзя не назвать то, что каждый раз, глядя на главную героиню, я радовался тому, что типаж красивых и здоровых, не анарексичных женщин входит в моду, и думал о том, что моя Оля смотрелась бы в этой роли куда лучше.

Шестой час девятых суток начался тем, что я, ощутив привычные уже за последнюю неделю шумы в голове и закладывание ушей, вышел на улицу и выкурил сигарету. Негативные эффекты сняло как рукой. Видимо, процесс бросания курить затянется на долгое время. Закончился этот час тем, что я лег спать — ведь утром мне предстояло ехать на собеседование в inspired games.

Одиннадцатый час девятых суток был удивителен — я проснулся в 6 утра без внешних к тому причин, и обратно заснуть у меня не получалось. Пришлось сварить кофе и выехать пораньше — в 10 часов меня ожидали на собеседование. Ровно в 10:00 я был у боковой двери авто-салона Hyundai и звонил по указанному номеру. А вот дальше начался форменный абзац.

Вопреки сложившейся уже традиции, посвященные произошедшему за один час мысли не будут включены в один абзац. Они будут разбиты на несколько. Потому что этот поток эмоций и мыслей лучше хоть как-то структурировать.

Начну я с того,  что на третьем курсе института мне, как студенту-политологу, предложили работу в ФСБ. Работа была связана с аналитикой политических новостей, выглядела перспективной, предлагали царские — аж 30к рублей — деньги… Вобщем, рассказы об этой шикарной службе Отечеству меня пленили и я дал формальное согласие. Меня пригласили на собеседование, и — вот именно сейчас станет понятно, зачем я это рассказываю — я приехал ровно к назначенному времени.

Теперь я буду рассказывать о двух собеседованиях одновременно. Потому что ничем они не отличались. Сначала меня встретил очень невзрачный, забитый человечек в грязной обуви и сильно помятой одежде. Он 10 минут водил меня по изломанным казематам, при этом по мере движения и двери, и пол, и освещение становились все хуже и хуже. Наконец, к тому моменту, когда мы достигли точки назначения, меня встретил объмный, с моржевыми усами мужчина, которому сильно хотелось поговорить о себе. Этот мужчина рассказал мне, как он сам, с нуля, своими силами, как не терпит лентяев, как ответственно подходит к работе. Этот мужчина показал мне, как забитый человечек беспрекословно ему подчиняется. Этот мужчина скучно рассказал мне о кзотах и отпускных.

Самый яркий момент в оба раза начался после этой, видимо обязательной, вводной части. Меня начали проверять: задавать «хитрые» вопросы типа профессиональной мечты (в обоих случаях), членах ЕС (в первом) и сферическом балансе лучника-мага-война (во втором), в ответ на наводящие вопросы — хмурились и багровели. Жалко даже таких людей. И тогда, и сейчас сделал день человеку — в первом случае не счел ошибкой выделелние прокурорской власти в отдельную ветвь, во втором случае не счел ошибкой в прямой речи НПЦ «Enemy see me» дизайнерской ошибкой отсутствие s-овского окончания у глагола. И тогда, и сейчас увидел на лице собеседника ликование. У этих случаев есть только два принципиальных отличия. Время и место. Люди и грязь — те же.

И ведь на все это можно закрыть глаза, все это совсем не важно, но глаза — глаза у людей не горят. Они не рассказывают о том, что они делают. Они не рассказывают о том, как они это делают. Они не прутся от того, что создают игры! Они рассказывают о том, какому бюрократически-процессуальному ритуалу они при этом следуют. А этого я и на работе в администрации насмотрелся)

Шестнадцатый час девятых суток прошел в возвращении с собеседования. Если туда я от метро ехал на такси, то назад я шел пешком, погруженный в состояние веселого макабра. Ни о сигаретах не думал, ни о собеседовании — поражался совпадению.

На девятнадцатом часу девятых суток повторно написал Орловскому. По его мнению, я уже должен был получить письмо от Ниваловского HR. Перепроверил все ящики, включая папки спам. Все соц. сети, где зарегистрирован. Ничего не обнаружив — написал об этом, и что бы вы думали? Через 5 минут мне на ящик приходит нужное письмо. Только временная марка у него — часовой давности. Я не знаю, создается ли она при создании письма, или при его отправке, но — это прямо как-то совсем странно. Вообще, непонятно, как можно в 4 часа получить письмо, отправленное в 3 часа.

На двадцатом часу девятых суток пообщался с директором Практикума  — они заинтересованы в том, чтобы попробовать НРИ как массовое зрелище с незначительным многопользовательским интерактивом. В субботу будем проводить тестовую игру с использованием функционала их портала, и смотреть — что из этого получится. Все осложняется тем, что в субботу же у коллеги по «Пенопласту» ДР, что в субботу же у меня репетиция, что за эти выходные нужно написать ролевую игру для детского лагеря, а мне самому еще хотелось бы поводиться… При написании этих строк вспомнил, что именно сегодня мэйл ждут от меня выполненное тестовое задание на вакансию сценариста…

На двадцать первом часа девятых суток вспомнил о том, что эти сутки — более чем достойны того, чтобы быть записанными, чем и занимался.

На двадцать втором часу девятых суток я таки начал выполнять тестовое задание для мэйла. Посмотреть и даже откомментировать его можно вот здесь