Не так давно (и исключительно благодаря Нарраторике (жж, твиттер, группа ВК)) я наткнулся на простое в своей сути утверждение: «Каждая хорошая история написана по одному алгоритму». Как если бы в ноосфере Земли время от времени запускался процедурный генератор, выдающий шедевры. Работая над методикой написания игрового сюжета, ни я, ни мои коллеги не смогли пройти мимо такого подарка судьбы. Поэтому вполне закономерно, что в рамках очередного домашнего задания мы приступили к изучению работы Джозефа Кэмпбелла «Герой с тысячью лицами». Ниже вы найдете краткий конспект прочитанного, перемежающийся личными выводами моих коллег. 

Очень краткое содержание книги

Как и многие другие исследователи мифов, легенд, сказок, притч и других литературных творений разных времен и народов, Дж. Кэмпбелл заметил, что в их структуре наблюдается некая общность. И если отрешиться от проявлений специфических литературных форм и национального колорита, то можно наблюдать, что в общем виде все легенды и мифы имеют три схожих по сути структурных элемента — или три ступени развития. А именно:

  1. Уединение (или отчуждение) — когда герой решается отринуть свою повседневность и, оставив привычную обстановку (не важно, родной ли это дом, город, страна или вообще земная твердь), отправляется в ранее неизвестную ему область, где царят другие законы, где привычное становится странным, а жизнь обретает новые смыслы.Так, например, легендарный Прометей восходит на небеса, а Эней, напротив, спускается в преисподнюю.
  2. Инициация — когда герой вовлекается в самую яркую и напряженную часть своего приключения:  путешествует по неизведанному миру, решает встающие перед ним задачи, преодолевает серьезные и не слишком препятствия, встречается, борется и побеждает самых невероятных и сильных противников и наконец добивается своей цели — получает то, за чем он отправился в это фантастическое странствие.Так, например, Ясон, хитростью одолев дракона, получает Золотое Руно.
  3. Возвращение — когда герой с победой (получив то, за чем шел или получив нечто иное, но не менее важное) возвращается в свою привычную обстановку, чтобы делиться с окружающими приобретенным благом.

Указанные три ступени, по мнению Дж. Кэмпбелла, являются не чем иным, как проекцией на мифы тех психологических процессов, которые происходят с каждым из нас в ходе роста и развития нашего сознания. В частности, трехактная структура легенд показывает нам типичные фазы, характерные для переходных состояний во время кризисов психологического взросления и самоосознания.

Такой кризис, например, может возникнуть при попытке юноши освободиться от естественной подсознательной сексуальной привязанности к матери. В таком случае начало его пути — решение об отчуждении от матери — будет знаменовать фазу уединения, следующая за этим собственная борьба со страхами, ожидаемыми и реальными последствиями — эта фаза инициации. Завершением же пути будет обретение независимости и возвращение к спокойным и ровным отношениям с близкими, от которых выиграют все, и, в первую очередь, —  герой-юноша.

Согласно К. Юнгу, на теоретические изыскания которого опирается автор, существует некое коллективное бессознательное — архетипы, довлеющие над каждым из нас, независимо от нашего желания. Именно поэтому, по мнению Кэмпбелла, независимо от народности, периода истории и религиозного направления, все мифы как проекции этого бессознательного, обладают описанной выше выраженной общей структурой, названной им “мономифом” (этот термин Кэмпбелл заимствовал у Джойса).

Итак, Путь Героя непременно проходит по трехактной схеме, каждая из ступеней развития которой может содержать некие общие, хотя и по-разному выраженные элементы.

Чтение книги породило во мне мощный импульс развернуть память к множеству подзабытых, приятных и сильных вещей вроде профессиональной художественной литературы, в которой сюжет — это всего только один аспект из десятков. Я действительно уже давно об этом не размышлял. И хотя у Кэмпбелла в работе “Герой с тысячью лицами” литературоведческого анализа мифов (который мне гораздо ближе и понятней психоанализа) намного меньше, чем изящного, литературно-витиеватого, прямо скажем — труднодоступного — изложения фактов и предположений, я не мог не почувствовать интеллектуальную силу и значимость этой работы, которая легко может столкнуть с места глыбы и обратить людей к подвигам, о которых они когда-то мечтали. Никита Прохоров

Элементы ступени уединения

Это первая ступень развития сюжета мифа. Она является предшественницей собственно приключения, которое герой переживет на следующей ступени. На этом этапе происходит все то, что так или иначе способствует наступлению следующего.

Когда мы говорим о типичном пути героя мифов, то подразумеваем, что следующий этап наступит обязательно, однако если подразумевать кризисы становления личности, то естественно, что не всегда даже самые сильные предпосылки способны привести к преодолению кризиса или даже к желанию его преодолеть. В таком случае следующий этап просто не наступает: юноша не преодолевает зависимость от матери, Илья Муромец не встает со своей печи — героя не получается.

Какие же предпосылки, принуждающие будущего героя пройти свой путь, чтобы заслужить право носить это гордое звание, различает Кэмпбелл в своем труде.

1. Зов

Началом приключения является зов к нему. Обычно он исходит от предвестника. Образ этого глашатая будущих свершений может быть весьма специфическим — это может быть человек, животное (лягушка, например), неведомый глас свыше или что-то еще, что подает будущему герою некий знак.

Знаки, которые подает предвестник, тот зов и те просьбы, с которыми он обращается к герою, могут быть не менее специфичны, чем сами предвестники, и поэтому герой не всегда будет способен сразу принять или распознать важность зова. Дело в том, что то, к чему призывает предвестник, не всегда похоже на героическое свершение в типичном его понимании (например, призыв жениться на лягушке).

Предвестники могут звать к жизни, или, в более поздний момент жизненного пути, к смерти, к религиозному смирению, к битвам… Тем не менее, если смотреть на это с точки зрения психологии и принимать путь героя как преодоление себя, расширение своего сознания и раскрытие своей самости, то жениться на лягушке и убить дракона — суть одно и то же: преодоление своих внутренних подсознательных страхов.

Зов может быть принят или не принят героем. Во втором случае героическое приключение не только не состоится, а превратится в его противоположность. Жизнь несостоявшегося героя становится “…бессмысленной — даже несмотря на то, что, подобно Царю Миносу, благодаря титаническим усилиям, он может преуспеть в создании прославленной империи. Какой бы дом он ни построил, это будет дом смерти: лабиринт с исполинскими стенами, предназначенный для того, чтобы скрыть от него его Минотавра.”

С точки зрения психологии это значит, что человек, который не позволил себе вступить в борьбу со своими страхами и не преодолел внутренний кризис, несмотря на любое внешнее благополучие, не сможет быть счастлив и в конечном счете потерпит поражение от самой жизни, став жертвой этого своего перманентного подсознательного кризиса.

Книга Кэмпбелла вызывает противоречивые чувства. С одной стороны это довольно качественный разбор большого количества мифов с выделением общей для них структуры, которую можно считать “золотым сечением” для любых произведений в жанре “героический эпос”. А с другой — притянутый за уши психологический анализ по Фрейду, который даже в психологии не является однозначным авторитетом. Книга является однозначно полезной в сценарном деле, однако, учение Фрейда, по моему мнению, в анализе является лишним, раздражающим фактором. С тем же успехом можно было бы “доказывать” общий для мифов сценарий с точки зрения литературы, археологии, математики и физики — результат был бы таким же, а деление на фазы не изменится. Андрей Муренко

2. Защитник

Если герой не отверг зов, то теперь самое время ему встретиться со своим защитником. Чаще всего это будут древняя старуха или старик, хотя нередко фигуры покровителей в мифах и сказках предстают перед нами в не менее причудливых образах, чем образы зовущих. Покровителями героя могут быть великие боги и богини, животные, родители, мудрые наставники и духи… К слову сказать, защитниками могут выступать и те же, кто на предыдущем этапе взывал к нам, предлагая пуститься в героическое приключение.

Покровители, как правило, занимаются снабжением героя амулетами, волшебными дудочками, магическими инструментами или, на худой конец, ценными советами, которыми герой сможет воспользоваться при преодолении препятствий на следующей ступени.

Иногда защитники не ограничиваются магическими подарками, а и сами сопровождают героя в его путешествии, лично помогая ему при необходимости.

Таким образом, в личном или опосредованном сопровождении своими защитниками герой продвигается дальше по своему героическому пути и доходит до некого “порога”, преодоление которого сулит ему переход на следующую ступень.

Огромное количество воды и красивых литературных оборотов. В ходе чтения можно легко потерять нить повествования и смысл, который пытался вложить автор. Полезную информацию приходится выискивать и вычленять в бесконечных примерах из психологии и самоанализа. Сам прием о “жизни” героя действительно может быть полезен при написании сюжета, а если рассмотреть современный кинематограф и книги через призму этого приема — то выходит, что им уже давно пользуются.Вячеслав Золотовский

3. Преодоление порога или чрево кита

Порог в психологии — эта некая грань, переступив которую ты уже не сможешь вернуться назад в свой обыденный и привычный мирок прежним, независимо от того, победишь ты в своем героическом приключении или проиграешь его. Преодоление этой психологической границы всегда означает выход за некую линию комфорта и потому порой требует высокой решимости.

В мифах порог между старым и новым обычно представлен материально: закрытыми вратами, темной пещерой, развернутой пастью… Ассоциативно порог этот часто вызывает чувство опасности — никогда неизвестно, что же ждет героя за границами его сознания. “Всегда и повсюду приключение — это переход за завесу, отделяющую известное от неизвестного; силы, которые стоят на границе, опасны; иметь с ними дело — рискованно; однако перед всяким, кто обладает уверенностью и отвагой, эта опасность отступает”.

Ворота в новый мир нередко охраняются неведомыми существами, они определяют существующий горизонт жизни героя и именно с этими существами герою придется сразиться, чтобы открыть для себя новые — иные горизонты. Сражения могут носить разный характер: иногда победить привратника нужно хитростью, иногда — силой, добротой или храбростью. Если герой с честью преодолеет это испытание, он окажется там, где и будет совершать все свои героические деяния.

Часто легендарным символом порога или границы между мирами является чрево кита или какого-то иного мифического существа. Герой бывает проглочен этим существом, что символизирует крайнюю степень выраженности неизвестности, которая ожидает героя — такая неизвестность граничит с неизвестностью самой смерти, что подчеркивает важность этого этапа на пути героя и символизирует окончательный разрыв с прошлым героя.

Порог — эта еще одна точка, не выйдя за которую герой не совершит своих героических поступков, а человек не выйдет за рамки своего нынешнего состояния. “Обычный человек более чем удовлетворен тем, что остается в пределах указанных границ, он даже гордится этим, и общественное мнение дает ему все основания опасаться малейшего шага в неизвестное”. Но также как ребенок, ни разу не сделавший самостоятельного шага, никогда не научится самостоятельно ходить, также как член племени, не оторвавшийся от него и не ушедший в дальнее путешествие, не сможет открыть для соплеменников новые земли, так и герой не сможет совершить свои героические поступки, если не выйдет за пределы знакомых образов и состояний.

Книга учит привлекать читателя/зрителя/игрока. Учит писать сюжет таким образом, чтобы каждый человек нашел для себя что-то близкое в герое, который проходит определенные этапы жизни, не чуждые любому из нас.

Мифы — не выдумка, они в любом случае основаны на каких-то событиях, судьбах представителей определенного народа. А судьбы людей, живших тысячу и более лет назад на каком бы то ни было континенте, мало чем отличаются от перипетий судьбы современного человека. И герой, переживающий то или иное событие из набора, перечисленного автором, вызовет симпатию, сочувствие, понимание со стороны игрока (в нашем случае).

Хотелось бы сказать о стиле автора: он, на мой взгляд, несколько сложноват для восприятия — множество ссылок и отсылок, длинных цитат. Тем не менее, некоторые главы книги прочитаны с неподдельным интересом, несмотря на сложность языка изложения. В частности, глава “Миф и сновидение”. На мой взгляд, автор не случайно начал именно с этой главы — она заинтересовала, “зацепила” меня, читателя, именно тем, что большинство людей видит сновидения. Они волнуют нас, мы ищем в них глубинный смысл, пытаемся разгадать. Эта глава как раз и играет на этом. Татьяна Шкуро

Элементы ступени инициации (приключения)

Эта часть пути героя (любимая для большинства читателей) наполнена самыми яркими и значимыми событиями — именно здесь он совершает свои героические поступки: побеждает драконов, сражается с полчищами врагов, выполняет самые немыслимые поручения и вступает в спор с самими богами. И хотя нам как читателям нравится наблюдать за путешествием героя, мы понимаем, что интерес вызван именно тем, что сейчас герою грозит реальная опасность: каждое приключение бросает его на грань жизни и смерти — силы, которые отправлены ему в противовес, могут раздавить его, как букашку. Преодолеть их сопротивление — поступок, действительно достойный героя. На этом этапе герой может неоднократно низвергаться в пучину несчастий — терять любимых, друзей, но, скрепя сердце, двигаться вперед по своему пути.

С точки зрения психологии, именно в этой части преодоления кризиса роста мы встречаемся с самыми серьезными потаенными страхами из своего подсознания. Сделав шаг за границы своего комфорта, мы разбередили осиное гнездо — и не где-то, а в своей душе. Опасность не выдержать, не пройти свой путь до конца действительно велика.

Таким образом, главной составляющей этого этапа мономифа являются испытания.

В преодолении испытаний герою помогают те самые волшебные предметы или советы, данные покровителями, либо же герой оказывается под защитой самих покровителей.

Испытания могут быть очень разными, их может быть очень много — или совсем мало, они могут быть сложнее в преодолении — или проще, они могут отличаться или не отличаться разнообразием… Но, так или иначе, в каждом из этих испытаний, по мнению Кэмпбелла, воплощен какой-либо подсознательный страх.

То, насколько успешно и какими способами герой преодолевает испытания, показывает его сильные и, наоборот, слабые стороны.

В своем труде Кэмпбелл исследовал просто огромное количество материалов. Ему удалось выявить общие черты в мифах различных народов, развивавшихся в разных уголках мира и никогда не общавшихся друг с другом, объяснить почему людей так волнуют подобные вещи. Это действительно полезная информация, которую можно успешно применять в написании игровых сюжетов, однако большая часть книжного пространства — просто примеры, доказывающие мысли автора, из-за чего книга читается довольно тяжело. Александр Мальков

Среди видов испытаний, которые описывает Дж.Кэмпбелл в своем труде, можно выделить следующее:

  • женщина-искусительница (эти испытания, апеллирующие тайным желаниям, которые по тем или иным причинам не были реализованы ранее; как правило, это низменные страсти, которые мешают преодолению препятствий; в подавляющем большинстве случаев такие желания связаны с сексом и женщинами и поэтому в мифах также представлены женскими образами);
  • отец-соперник (испытания, как правило, связаны преодолением эдипова комплекса — успешное преодоление символизирует моральное и психологическое взросление, повышение собственной самооценки и установление ровных и независимых отношений между отцом и сыном);
  • богиня (как правило, завершает череду испытаний проверкой на то, способен ли герой заслужить самое великое благо — любовь; священный союз с женщиной является символом самой жизни и продолжения рода: “…триумф может быть представлен как брачный союз с матерью — богиней мира (священный брак) воплощение жизни”);

Хотя, как указывает Дж. Кэмпбелл, трактовки испытаний на самом деле могут быть самыми разными. Главное, что следует себе уяснить — каждое испытание связано с тем или иным страхом или слабостью героя, которые могут быть воплощены в самых разных персоналиях.

Последним этапом ступени инициации является получение желаемого — это могут быть уже перечисленные выше блага, связанные с воссоединением с отцом или заключением священного брака, это может быть получение магического предмета или символа, за которым герой и отправился за “порог”, это может быть религиозное просветление или апофеоз, связанный с признанием героя божественной сущностью.

Так или иначе в конце испытаний героя, преодолевшего все препятствия, ждет заслуженное вознаграждение.

Всю суть книги можно уместить на паре страниц, если вычленить из нее прослеживающуюся в ней методику (приключение героя по степам). Эта методика применима и в гейм дизайне, ее можно использовать для написания сюжетов в стиле “эпическое приключение” или использовать определенные степы в других сценариях (хотя эта методика и так давно уже используется).Денис Гурбик

Элементы ступени возвращения

Дж. Кэмпбелл отмечает, что даже несмотря на триумфальное преодоление испытаний, их конец вовсе не означает конца пути героя. И это может быть связано с самыми разными факторами.

Первое, что заставляет героя продолжить его путь — необходимость возвратиться и принести то благо, за которым он шел, тем, кто в нем нуждался.

И хотя это может восприниматься как нечто вторичное, но на самом деле этот момент очень важен как с точки зрения мифа (герой должен вновь преодолеть порог, но уже в обратном порядке, что нередко сопряжено с особыми сложностями, сопротивлением богов и стихий и т.д.), так и сточки зрения завершающего этапа психологического кризиса (человек должен прекратить ломать копья и войти в привычное русло жизни, но с уже новым — расширенным и измененным сознанием и соответствующим ему пониманием мира и поведением).

Возвращение героя может протекать очень по-разному. “Если герой в своей победе добился благословения богини или бога, а затем был явно уполномочен вернуться в мир с какой-нибудь панацеей для спасения общества, то на конечной стадии приключения его поддерживают все силы его сверхъестественного покровителя. И напротив, если трофей был добыт против воли стражей сокровища, либо желанию героя вернуться в мир противятся боги или демоны, тогда последняя стадия мифологического круга превращается в живую, часто не лишенную комизма погоню. Этот побег обрастает подробностями — всяческими чудесами магических препятствий и уловок…”

“… спасают ли его извне, гоним ли он изнутри или медленно продвигается вперед, направляемый богами, ему предстоит еще вновь войти вместе со своим обретением в давно забытую среду, где люди, будучи частицами, считают себя целым. Ему еще предстоит предстать перед обществом со своим разрушительным для эго и спасительным для жизни эликсиром и принять ответный удар вполне резонных вопросов, непримиримого негодования и неспособности добрых людей понять его…”

Таким образом, главные трудности героя, связанные с возвращением, могут заключаться в следующем:

  • соблазн остаться “за порогом”, если волшебный мир сулит большие блага, чем возвращение назад в прошлую реальность;
  • преследование враждебными силами волшебного мира, которые не желают выпускать полученное героем благо за “порог”;
  • герой не в силах преодолеть порог назад без помощи покровителей, которые на последних этапах испытания покинули его;
  • в повседневности, которая диктует свои законы, герою сложно сохранить или использовать по назначению благо, полученное в испытаниях.
Начну с боли! Книга “Тысячеликий Герой” Джозефа Кэмпбелла оказалась достаточно трудной в освоении. Текст написан сложным языком, наполненным огромным количеством непростых терминов и разных понятий, знать которые можно лишь имея специальное образование — философия, филология, психология, или при ранее самостоятельно освоенном багаже знаний из данных сфер. Поэтому неподготовленный к сложным академическим текстам читатель может просто не продраться через обилие всех этих сложных терминов и формулировок, плюс, еще и завернутых в непростые логические конструкции. Либо же надолго завязнуть в тексте, постоянно обращаясь за пояснениями к разного рода энциклопедиям (как читал книгу я).

Теперь по сути содержания. Данный труд хорош, в первую очередь, тем, что в нем заключен результат проделанной гигантской работы по сбору, прочтению, осмыслению и анализу огромного числа фактического материала, а именно — мифов, сказок и легенд разных стран и народов. Но главное — на основе всего этого материала и с применением психоанализа были выявлены первичные поведенческие модели человека, его бессознательные желания и заложенные природой реакции, которые и лежат в основе действий героев во всех этих мифов. То есть, проведя анализ множества разных источников, автор смог вычленить некую универсальную метафизическую структуру поведения человека на своем жизненном пути в различных обстоятельствах, сформированную на основе архитипного поведения человека и характерное для всех представителей нашего вида. Поэтому данная структура геройского мифа просматривается у многих народов, независимо друг от друга.

Кроме того, книга до краев заполнена пересказом этих увлекательных мифов от разных народов из разных частей нашего света, которые читаются с большим интересом. При этом, все сопровождается анализом, и позволяет увидеть и понять, почему в конкретном мифе или ситуации герой действует именно так, как действует, какой за этим стоит символизм, и как это отражено в психологии человека.

Единственное, что приходится верить автору на слово, ибо трудов, на которые он ссылается, я лично не читал, а проверить то или иное утверждение, основанное на прочтении десятков и сотен мифов не представляется возможным (для этого потребовалось бы самому все эти мифы и книги перечитать). Хотя, если посмотреть почти на любой современный фильм или книгу (в “героическом” жанре), то герой там, так или иначе, но идет по описанному Кэмбеллом пути, что только подтверждает сделанные автором выводы.

Что касается полезности труда в контексте геймдизайна, то конспект на основе данной книги, с кратко выписанной структурой пути героя и его мотиваций на этом пути, вполне может пригодится в качестве шпаргалки, в которой всегда можно посмотреть проверенные временем, а, главное — лежащие в основе глубинной человеческой психологии, сюжетные ходы и повороты. То есть то, что железно работает.Александр Атаманчук

Заключение

Объяснив общую структуру мифа и свою интерпретацию ее внутренних составляющих, Кэмпбелл объясняет, почему, несмотря на сохранение актуальности влияния подсознания на поведенческие мотивы человека, несмотря на то что мифы по-прежнему символически отображают процессы становления, развития и преодоления, почему сегодня миф не является способом отражения существующей действительности.
А все дело в том, что развитие человечества лишь отражение процесса развития каждого индивидума. Оно переживает те же кризисы и те же периоды роста, и каждый из этих периодов характеризуется своим особым “почерком”. Мы превзошли символику мифов и религиозных притч, но еще не научились писать свою жизнь другими красками. Мы вышли за пределы эгоцентричного “Я”, но не доросли до “Ты”, которое может принять, понять и отразить “чудесную в своем многообразии божественную экзистенцию, каковой и есть жизнь в каждом из нас”.

Сегодня мы — новые герои, и задача каждого и всех сегодня найти новые символы, способные “…передать людям, которые настаивают на исключительности свидетельства своих чувств, послание всепорождающей пустоты”.

О содержании книги

“Тысячеликий герой” — это огромный и, безусловно, ценный труд. Это масштабное исследование, посвященное поиску и последующей демонстрации читателю того главного стержня, той нити, которая связывает воедино мифы (а также легенды, предания, сказки и т.д.) всех времен и народов.

Опираясь на труды известных гуру ортодоксального психоанализа З. Фрейда и К. Юнга., Дж. Кэмпбелл пытается доказать, что единство в проявлении мифотворчества у разных народов и культур лежит в плоскости психологии, а именно — любой миф в той или иной форме отражает процесс развития и становления личности, который, в свою очередь, продиктован сферой коллективного бессознательного, стоящей над человеческим социумом.

Книга Дж. Кэмпбелла изобилует примерами (отрывками из древних сказаний и легенд, а также фрагментами записей, посвященных исследованию подсознания человека), что делает ее не только познавательной, но и интересной и позволяет познакомиться с такими мифами, о существовании которых рядовой читатель даже не подозревал.

Монографию Кэмпбелла можно считать в какой-то мере выдающейся — и хотя трехактная структура мифа была описана уже достаточно давно другими исследователями, заслуга Кэмпбелла состоит в том, что он одним из первых попытался связать эту хорошо прослеживаемую структуру с психологическими учениями З. Фрейда и К. Юнга и тем самым создал новую теорию мифа — психоаналитическую.

Эта теория, хотя и не выбивается вперед, но все же заняла почетное место среди натуралистической, лингвистической, семиотической, социологической, символической и другими теориями мифов.

Однако, справедливости ради, следует отметить, что выдающийся исследовательский труд Кэмпбелла остался бы столь же мало известен рядовому читателю, как и труды многих ученых, посвященные другим теориям мифа, если бы не одно “но” — именно его книги вдохновили Джорджа Лукаса на создание сценария для “Звездных Войн”. Прилюдно объявив об этом, Дж. Лукас создал мощную рекламу ученому и вызвал целую серию интервью, которые сделали Кэмпбелла популярным среди обывателей. Читать его книги стало модно, рассуждения на темы, поднятые автором в своих трудах, стали признаком высокого интеллекта или хотя бы просто его наличия.

Об общей пользе

Книга “Тысячеликий герой” стала для меня хорошим стимулом освежить память о легендах и мифах, к чтению которых я не возвращалась с далекого детства.

Кроме того, теперь я могу со всей ответственностью поставить жирную галочку “на Кэмпбелле” и сказать. что  — о, да! — мое сознание расширилось от его прочтения.

О конкретной пользе для нашей работы  (личное мнение)

В принципе, положить в копилку знаний труды такого ученого как Кэмпбелл — дорогого стоит. Да и начитанным вообще быть полезно…

Тем не менее, если говорить о практической пользе для нашей работы, ценного материала в книге было станиц на двадцать (собственно, структура мономифа). Остальное — либо примеры (весьма интересные), либо же демагогия, основанная на достаточно сомнительных для меня психологических теориях коллективного бессознательного и толкования сновидений.

По сути, труд Кэмпбелла ничем особо не выделяется из трудов того огромного количества историков, литературоведов и культурологов, которые занимались изучением мифов и выявлением закономерностей в их структуре, но связывали их с другого рода теориями. Кстати говоря, многие из них кажутся мне не менее интересными и уж точно несколько больше относящимися к современной науке с определенной доказательной базой, чем ортодоксальный психоанализ, некоторые постулаты которого были опровергнуты еще в прошлом веке.

Вывод

Лично для себя знакомство с этой книгой считаю полезным, а для использования в работе достаточно было бы ознакомиться с кратким содержанием этой книги или любой другой, основанной на трехактной модели мифа.

Наталья Мельничук
Become a Patron!